Как я был реечником

Истории , , 1

нивелирная рейкаНаверное, многие видели этих людей, на стройке, при реконструкции дорог, или просто стоящих в поле с высокой «палкой», на которой нанесён непонятный узор из прямоугольников в шахматном порядке.

Этот человек, в просторечии называемый реечником (а «палка» соответственно — рейкой), выполняет не сложную на первый взгляд работу, не требующую особой квалификации. Именно поэтому обычно он и числится как обыкновенный рабочий.

Однако, запись в моей трудовой гласила, что я являюсь техником какой-то там категории. Имел я на тот момент базовое высшее образование (4 года учёбы в ВУЗе) и перешел на 5 курс. Откровенно говоря, геодезия не мой профиль, и последний раз с теодолитами и нивелирами я имел дело на практике после первого курса. Поэтому, поработав некоторое время помощником геодезиста и многое освежив в памяти, планировал постепенно влиться в процесс и впоследствии занять место у штатива с прибором. Вся внешне нехитрая работа заключается в том, чтобы проходить с рейкой или вешкой по опорным или характерным точкам местности следуя указаниям старшего, который наводится на рейку, снимая нужные показания.

Условия работы и неравнодушные люди.

Кстати, этот самый штатив с прибором вызывал у людей, как правило, неоднозначные эмоции. Многие воспринимали его как видео- или телекамеру, принимая нас за телевизионщиков и удивляясь тому, что же нас заинтересовало в такой-то глуши, а некоторые даже пытались дать интервью. Те же, кто обладал хотя бы отдаленным представлением, что подобные люди связаны со строительством, имели непреодолимое желание выяснить, что же тут намечается. Однако, встречались и такие, кто, возможно опасаясь, что на их жилище или владения покушается очередной строительный проект, всячески пытались помешать нам работать, угрожали милицией и различными карами. Поэтому люди, не проявляющие какого-либо видимого интереса к нашей работе, вызывали невольное уважение.

Однако, расскажу, что же меня ожидало в роли реечника. Несомненным плюсом было частое нахождение в «поле», то есть работа на улице, без зоркого ока начальства. Откровенно говоря, это скорее всего и единственный плюс. Вы возразите: “А как же свежий воздух и тому подобные прелести?” Но подобные «прелести» обычно заключались в изматывающей жаре, осадках, норовящих пойти в самый неподходящий момент, трескучем морозе… Да мало ли ещё какие сюрпризы преподносит наша изменчивая погода! Поэтому не такие уж частые моменты нахождения в офисе, со временем начинали нравиться всё больше и больше.

Первый выезд.

Но, начал я работу будучи преисполнен оптимизма. На дворе стояла прекрасная пора бабьего лета. Вокруг летали паутинки, воздух был чист и прозрачен и весь мир, казалось, умиротворенно почивал после изнуряющих летних дней.

Первый же выезд разрушил эту гармонию. Вы когда-нибудь бывали в конечном пункте городских мусоровозов? Именно там я и провел первые пару рабочих недель. Вонь, многочисленные мухи и другие насекомые, вездесущие целлофановые кульки и прочие атрибуты городской свалки стали моими первыми спутниками и проверкой на прочность на этом рабочем месте. Да, и целью работ являлась съемка местности под расширение этого быстрорастущего монстра. Деньги как говорится не пахнут, но тогда я в этом засомневался.

О командировках и техническом прогрессе.

ПриборКомандировки были составной частью работы. Не такие далёкие, конечно, как во времена рухнувшей империи, но покидать пределы уютного мегаполиса пришлось. Полевая часть работы оправдывала в таких случаях своё название и воплощалась в старых гостиницах, раскисших полях и резиновых сапогах, безлюдных просторах и грибах, собранных и приготовленных весёлым водителем, и многих других приятных или не очень вещах. В целом, командировки вносили необходимое разнообразие в привычную работу в городских условиях. И к тому же, что было немаловажно для тогда ещё студента, давали возможность привезти назад часть сэкономленных командировочных.

Время работы пришлось на переломный этап в отечественной геодезии, технический прогресс напористо стучал тяжелым кулаком в двери достаточно консервативной отрасли. В компании постепенно появлялись приемники GPS, лазерные рулетки, осваивались компьютерные технологии. Но, пока правили бал патриархальные теодолиты и нивелиры, массивные 100 метровые металлические рулетки, а в кабинетах дамы в очках усердно вычерчивали чернилами и классическим инструментом замысловатые планы на прозрачных лавсанах.

До чего прогресс не мог достучаться, так это автопарк компании. Да собственно, наверное, это и не требовалось. Как новые «буханки», так и уже видавшие виды, медленно, но неизменно успешно доставляли нас в самые труднодоступные места, взбирались на горки, выкарабкивались из глубокого снега и грязных полевых дорог. И минимум комфорта, или вернее его практически полное отсутствие, компенсировались теплой компанией опытных геодезистов, с рано состарившимися лицами из-за долгой работы на воздухе, но с бодрой душой, закаленной преодолёнными трудностями.

Работа в архиве.

Материальным свидетельством накопленного этими людьми опыта был местный архив. Именно там, во время отсутствия заказов, я провел незабываемый месяц работы. Архив представлял собой небольшую комнату, плотно заставленную металлическими стеллажами, которые вмещали в себя сотни пыльных папок, расположенных без какой-либо хронологии или другого порядка. Папки были пронумерованы и изредка у работников отдела возникала необходимость получить данные полевых съемок по старым проектам. Найти нужную папку среди хаотично заполненных до потолка полок было сродни квесту, и поэтому передо мной была поставлена цель систематизировать всю эту груду информации. Или, говоря по-простому, расположить папки в соответствии с номерами. Не могу сказать, что провести целый день буквально карабкаясь по стеллажам (так как место для лестницы просто физически отсутствовало) было увлекательным занятием. Но когда обнаруживалась папка с нужным номером, я испытывал чувство сродни с тем, которое испытывает коллекционер, найдя на книжных развалах редкий фолиант. Иногда я развязывал скрепляющую папку веревочку, и погружался в историю города, вороша пожелтевшие страницы — некоторым папкам было по 30-40 лет. Как бы там ни было, но до конца разобраться со всеми материалами я не успел — появились новые заказы, и пришлось покинуть уже ставший привычным архив. Не думаю, что после меня, кто-то смог бы или захотел довести это дело до конца. И сейчас, наверное, архив уже потерял надежду дождаться своего избавителя от опостылевшего хаоса и беспорядка.

И вот настал день, когда я получил собственный теодолит. Предстояло сделать необходимые поверки и начинать вживаться в новую роль. Радовало ли это меня? Поначалу да, но со временем я всё больше и больше стал задумываться о смене работы. До “разрыва отношений” с геодезией оставались считанные недели. Пришел черёд совсем другой истории…

Автор: zalx

Да, достаточно редкая и необычная профессия. Менеджеры, например, встречаются куда чаще. Кстати, советы умудрённого жизнью представителя этой прослойки общества вы можете прочитать в истории «Как я был менеджером»
Поделиться:

На главную

Комментарии: 1
  1. Vrober
    12.09.2017 в 21:34 Ответить

    Живо. Интересно

Добавить комментарий

Случайные истории